Рассылка № 25
Травля
Уважаемые учителя!

Дети так жестоки, что перед ними пасуют даже учителя. Школьная травля (булинг), бессмысленная и беспощадная, всегда была, есть и будет.

Также мы хотим представить новую рубрику "Другая школа", в которой мы будем публиковать рассказы о том, как устроены школы в других культурах. Нам кажется, что это может быть интересно, и из этих историй можно почерпнуть новые идеи!


С уважением, «Образование будущего»
Содержание
  1. Другая школа. Андрей Мовчан об американской школе (время чтения - 8 мин.)
  2. Статья. Травля (булинг) (время чтения 15 мин.) - что делать в экстренной ситуации, если вашего ученика начали травить другие школьники?
  3. Технологии. Telegram (время чтения 1 мин.) - воспользуйтесь новым мессенджером, в котором можно получать крутые рассылки по самым разным темам.
  4. Источник информации. Сайт профсоюза учителей Казахстана (время чтения 1 мин.) найдите ответы на вопросы, связанные с вашей работой.
1. другая школа
Известный экономист Андрей Мовчан рассказал об американской школе, в которой училась его дочь
Время чтения 8 мин.
"Вчера моя дочь закончила обычную американскую частную школу в Массачусетсе. И я готов поделиться тем, что заметил во время ее учебы.

Во-первых, весь процесс обучения в частной (не знаю, как в публичной) американской школе построен на двух идеях: обучения мышлению и дифференциации.

О обучении мышлению говорят все время (директор школы с трибуны: «Мы не столько даем знания, сколько учим думать»), насколько я мог наблюдать процесс обучения, он был заточен не на «выучить» или «узнать», а на «осмыслить, сравнить, разобраться, суметь самостоятельно сформулировать, вывести, додумать».

Дифференциация во всем: по три-четыре уровня обучения одному и тому же предмету для разных детей, допуск на более высокий уровень надо «заработать», но прохождение высших уровней дает плюс при поступлении, так что все (или почти все) к этому стремятся – по нужным им предметам; «корзину» предметов школьник собирает сам, единственное условие набрать «кредит» нужного уровня. Кто-то берет больше естественнонаучных дисциплин, кто-то – искусства, кто-то гуманитарных. Кто хочет специализироваться на химии – берет высшие уровни химии; кто на физике – физики. На церемонии на шапочках выпускников прикреплены желтые полоски – по числу сданных предметов высшего уровня (у моей дочери были четыре, что круто, но были дети и с 6 и даже с 8 полосками).

Очень большое внимание уделяется искусству во всех его проявлениях. В области искусства тоже надо набрать нужный «кредит», в опциях – изобразительное искусство, музыка (разные инструменты, хор), дизайн одежды, архитектурный дизайн, театр – берут минимум по два предмета (одного не хватает на «кредит»). Файка (дочь Андрея Мовчана - прим.) брала изо, фортепиано и театр – стала великолепно рисовать, всерьез играет на пианино (ну, в театре она играла еще в Москве). Изо, надо сказать, преподавалось очень широко – разные техники рисунка, разные стили, помимо этого они постоянно делали декорации для театра (и это был не ватман, раскрашенный акварелью, а полноценные декорации – на уровне профессионального мюзикла (кто был в Лондоне на «Короле Льве» представляет, как делаются декорации).

Всерьез представлены технологии. Компьютеры, роботы, 3-Д принтеры, дроны. Мне сложно оценить уровень обучения поскольку мое чадо не по этой части, но по крайней мере оборудование серьезное и явно видно, что учат и прикладным вещам типа обработки изображений, и теории.

Впечатляет общая настроенность и направленность на успех. Выделение успешных учеников ведется множеством разных путей, проявляется вербально, через награды, через детали одежды, через меморизацию (в школе висят мемориальные таблички с именами всех учеников, которые при выпуске получили distinction – это по одному ученику в каждой дисциплине каждый год) и так далее. Но важно не это – важно, как они понимают успех. Цитата из выступления на церемонии: "A success is not in being better than others; it is – being the best version of yourself". Конкуренция вообще не поощряется, нет никаких механизмов прямой конкуренции (в частности снятию потенциального накала конкуренции способствует разность программ и уровней предметов). Из косвенного наблюдения (и рассказов дочери): русскоязычные учащиеся (русские и украинцы в основном) все время мерялись всем – оценками, баллами, рейтингом будущего колледжа и пр. Остальные – нет.

Интересен подход учителей. Несколько раз услышал: «мы в сущности сидели рядом с учениками, пока они учились». Учителя с учениками общаются, играют, дурачатся, все совершенно на равных, как и везде в Америке все ментально «на ты». Никто из учителей не стал мне, приехавшему на церемонию, рассказывать «важные вещи про моего ребенка» - все шутили и смеялись, при этом очень точно (я-то ее знаю 18 лет) характеризуя мою дочь. Структура связи ребенка в школе сложнее, чем в России. У каждого ученика есть свой tutor – учитель, чья задача быть в постоянном контакте с ребенком по всем поводам, следить за его состоянием, успехами, коммуницировать с родителями. Tutor защищает интересы ребенка в случае конфликта – то, что в российской школе является редкой удачей (какому-то учителю понравился твой ребенок и с ним устанавливается особый контакт) в американской школе превращено в часть процесса.

Еще одна цитата: «Наша задача – научить задавать правильные вопросы». Вопросы – это obsession американского обучения. Они, кажется, считают, что вопросы важнее ответов; лучший ученик тот, кто все подвергает сомнению (questions everything). В программе постоянные диспуты, не только на общеполитические темы, но и на научные. Обсуждается всё, включая «базовые ценности», для обсуждения требуются оппоненты, таким образом дети провоцируются на занятие самых маргинальных позиций и отстаивание их, но главное – учатся слышать друг друга и спорить, а не подавлять, учатся искать компромиссы и общие точки.

Явно заметно, что основой обучения является прагматичный подход, на грани цинизма. Идеология не видна; «хорошо» и «плохо» возникают не из «потому что», а на базе практических умозаключений. «A violation of anyone's rights is a threat to everybody's rights» - вот так (а не соображениями этики или эмпатии) объясняется, почему нельзя нарушать чьи бы то ни было права. Возможно это очень правильно – как иначе достучаться до современного человека, который вообще то не слишком склонен к эмпатии и далек от этических рассуждений?

И, последнее, это среда. Вокруг море зелени и распластанные частными домиками пригороды Бостона. Никто не запирает ни дома, ни машины. На самом деле – мы бродим по гостям (у нас тут много знакомых), и нам просто говорят – «приходите, если вдруг нас еще нет, посидите…». Приходим, заходим. Ключи никому не нужны. Это тоже должно влиять на учеников.

Да, я знаю, Америка разная, и школы в ней разные, и проблемы с образованием в Америке большие. Это вообще – не про Америку. Это про то, какой должна быть школа, чтобы быть "the best version of itself". И какой она в России не станет даже в отдельных местах, пока мы не перестанем тупо копировать форматы советской школы (а она, на самом деле, скопирована с царской гимназии), украшать карго-копиями западных практик, типа ЕГЭ, по дороге полностью их извратив и выхолостив смысл, да еще и навешивать на нее идеологические путы.

Источник: публикация в Facebook
2. статья
Травля (булинг)

Кто-то вспоминает школу с ностальгией, кто-то — с ужасом. Последний возникает не из-за плохих условий или скучной программы, а из-за школьной травли.
время чтения 15 мин.
Что такое булинг?
Травля, или буллинг (англ. bullying) — агрессивное преследование одного из членов коллектива со стороны остальных членов коллектива или его части. При травле жертва оказывается не в состоянии защитить себя от нападок, таким образом, травля отличается от конфликта, где силы сторон примерно равны.
Как часто это встречается?
Гораздо чаще, чем кажется. 30% человек в возрасте от 5 до 14 лет испытывали на себе насилие (данные России за 2011 год). Из них пятая часть приходится на насилие в школе. Цифра не просто большая, она огромная.
Чем опасна школьная травля?
Помимо того, что травля может принимать форму физического насилия, то есть приводить к травмам, она может быть и психологической, эмоциональной. Её следы труднее заметить, но она не менее опасна.

Травля уничтожает самооценку человека. У объекта буллинга формируются комплексы. Ребёнок начинает верить, что заслужил плохое отношение к себе.

Травля мешает учиться, потому что ребёнку не до занятий: ему бы в школе выжить. Травля формирует тревожные расстройства, фобии, депрессии.

И ни один человек, который прошёл через неприятие коллектива, никогда этого не забудет. Впоследствии негативное отношение к жизни в классе может перейти вообще на любую общность, а это означает проблемы с коммуникацией во взрослом возрасте.
Кто в группе риска?
На самом деле все. Для травли ищут повод, что-то, чем ребёнок отличается от других (в любую сторону). Это могут быть физические недостатки, проблемы со здоровьем, плохая успеваемость, очки, цвет волос или разрез глаз, отсутствие модной одежды или дорогих гаджетов, даже неполная семья. Часто страдают замкнутые дети, у которых мало друзей, домашние дети, которые не умеют общаться в коллективе, и вообще все, чьё поведение не похоже на поведение обидчика.

Исправлять какие-то особенности, ставшие поводом, бесполезно. Те, кто травит, при желании могут докопаться и до фонарного столба.
А кто, собственно, травит?
Есть два совершенно противоположных типа нападающих.
  • Популярные дети, короли и королевы со своей школьной свитой, лидеры, управляющие другими детьми.
  • Асоциальные, оставшиеся за бортом коллектива ученики, которые пытаются занять позицию королей, собирая собственный двор.
Отдельный тип агрессоров — это взрослые сотрудники школы. Как правило, учителя.
Почему травят?
Потому что могут. Если спросить уже выросших обидчиков, зачем они занимались буллингом, как правило, они отвечают, что не понимали, что делают что-то не так. Кто-то ищет оправдания своему поведению, объясняя, что жертва получала «за дело».

Исследователи приходят к выводу, что источник травли не в личности жертвы или обидчика, а в том принципе, по которому формируются классы.

Детей в школах собирают на основании одного признака — года рождения. Естественным образом такая группа никогда бы не сформировалась. Поэтому неизбежны и конфликты: дети вынуждены общаться с теми, кого им навязывают, без права выбора.

Травля — это и возможность установить свою власть в таком неестественном коллективе, и объединение обидчиков в сплочённую группу. А в любой группе ответственность за поступки размывается, то есть дети получают психологическую индульгенцию на любые поступки.

Есть только одно обязательное условие, без которого травля невозможна: попустительство со стороны учителей или молчаливое одобрение такого поведения.
Так это учителя во всём виноваты?
Нет. Дело в том, что учителя не видят травли. Нападающие умеют вести себя тихо, притворяться паиньками и издеваться над жертвой, когда этого никто не замечает. А вот жертва такой хитростью, как правило, не отличается. И если даёт ответ, попадается на глаза преподавателям.

Итог: учитель видит, как ученик нарушает порядок, но не видит, что стало поводом для этого.

Хотя нельзя отрицать проблему. Многие взрослые считают, что дети сами разберутся, что лучше не вмешиваться, что объект травли «сам виноват». А иногда педагогу не хватает опыта, квалификации (или совести), чтобы прекратить буллинг.
Как прекратить травлю?
На самом деле, никто из исследователей не может дать рецепта, как остановить травлю. Нужно учесть, что если в школе началась травля, устранять проблему на уровне «жертва — нападающий» нельзя, потому что это неэффективно. Работать нужно со всем коллективом, потому что в буллинге всегда больше двух участников.

Весь класс и учителя — это свидетели, на которых также влияет развернувшаяся драма. Они тоже принимают участие в процессе, пусть и как наблюдатели.

Единственный способ на самом деле остановить травлю — создать нормальный здоровый коллектив в школе.

Этому помогают совместные задания, работы в группе над проектами, внеклассная активность, в которой участвуют все.

Главное, что нужно сделать, — это назвать травлю травлей, насилием, обозначить, что действия агрессоров замечены и что это необходимо прекратить. Так всё, что обидчики считают прикольным, окажется выставлено в другом свете. И сделать это должен либо классный руководитель, либо завуч, либо директор.
Как реагировать на агрессию?
Обсудите с ребёнком все случаи травли, чтобы он мог отвечать на действия обидчиков. Как правило, сценарии повторяются: это обзывания, мелкое вредительство, угрозы, физическое насилие.

В каждом случае жертве нужно действовать так, как не ожидают агрессоры.

На оскорбления всегда отвечать, но спокойно, не скатываясь в ответную ругань. Например, сказать: «А я с вами вежливо разговариваю». Если ребёнок увидел, что кто-то испортил его вещи, нужно об этом сообщить учителю, так, чтобы услышали обидчики: «Мария Александровна, на моём стуле жвачка, кто-то испортил школьную мебель». Если пытаются бить или затащить подальше, если не получается убежать, нужно громко кричать: «Помогите! Пожар!». Непривычно. Но дать себя избить — хуже.

Поскольку способы буллинга разнообразны, то и ответы будут индивидуальными. Не можете придумать, как быть? Спросите у специалистов-психологов, которые должны быть в каждой школе.
Что можно сделать с обидчиками?
Вариантов немного. Если ребёнка бьют, нужно обращаться в травмпункт, проходить медицинское освидетельствование, сообщать в полицию и обращаться в суд за компенсацией вреда. Ответственными за противоправные деяния будут родители и школа. Сами обидчики отвечают только после 16 лет (за тяжкий вред здоровью — после 14)

Но если буллинг только эмоциональный, доказать что-то и привлечь правоохранительные органы вряд ли получится. Нужно немедленно идти к классному руководителю, а если учитель отрицает проблему — к завучу, директору, Городское управление образования. Задача школы — организовать ту самую психологическую работу внутри класса или нескольких классов, чтобы прекратить насилие.
Если я вмешаюсь, хуже не станет?
Не станет. Травля — это не единичный конфликт. Их может быть множество. Если ребёнок стал объектом буллинга, он уже не может справиться с агрессией своими силами.

Худшая политика — решить, что ребёнок сам разберётся с проблемами.

Некоторым это действительно удаётся. А многие ломаются. Дело может дойти даже до суицида. Вы хотите проверить на своём ребёнке, повезёт ему или нет?
Как поддержать ребёнка?
  • Если травля уже есть, то это повод обратиться к психологу, причём разбираться надо сразу всей семьёй. Если ребёнок занимает в семье позицию жертвы, то и в школе будет то же самое.
  • Покажите, что вы всегда на стороне ребёнка и готовы помогать ему, разбираться с трудностями до самого конца, даже если это будет непросто. Никаких предложений перетерпеть сложный период быть не должно.
  • Постарайтесь уничтожить страх. Ребёнок боится и обидчиков, и учителей, которые могут наказать его за нарушение норм поведения, если он даст отпор или пожалуется. Расскажите, что его самоуважение важнее, чем мнение одноклассников и учителей.
  • Если ребёнку не хватает возможностей для самоутверждения в школе, найдите для него такие возможности. Пусть он покажет себя в хобби, спорте, дополнительных занятиях. Нужно привить ему уверенность. Для этого нужны практические подтверждения своей значимости, то есть достижения.
  • Сделайте вообще всё, что поможет поднять ребёнку самооценку. Это отдельная тема. Переройте весь интернет, перечитайте всю литературу на эту тему, поговорите со специалистами. Всё, чтобы ребёнок поверил в себя и в свои силы.
Что нельзя говорить?
Иногда родители занимают позицию, при которой их помощь становится вредной. Некоторые фразы сделают только хуже.

«Ты сам виноват», «ты так себя ведёшь», «ты их провоцируешь», «тебя травят за что-то». Ни в чём ребёнок не виноват. И у каждого из нас можно найти отличия от других, недостатки. Это не значит, что каждого могут травить. Обвинять жертву и искать причины буллинга — значит оправдывать обидчиков. Так вы встанете на сторону врагов своего ребёнка.

Есть мнение, что существует особое виктимное поведение, то есть шаблон жертвы, на которую невозможно не напасть. Даже если и так, это не повод делать ребёнка козлом отпущения. Так просто нельзя — и точка.

«Не обращай внимания». Травля — это грубейшее вторжение в личное пространство, не реагировать на такое нельзя. В какой-то момент обидчики и правда могут отстать. Не факт, что к этому времени от самооценки и от самоуважения ребёнка хоть что-то останется.

«Дай им сдачи». Рискованный совет, который ставит под угрозу здоровье ребёнка и обостряет конфликт. Если жертва пытается неумело сопротивляться, травля только усиливается.

«Что вы делаете, ему же плохо!». Этими или похожими словами пытаются утихомирить нападающих. Не старайтесь достучаться до тех, кто травит, объясняя, что жертве плохо. Так вы только докажете, что жертва слабая, а обидчики — сильные, то есть подтвердите их позицию.
Надо ли переводить ребёнка в другую школу?
Популярна позиция, что перевод ребёнка в другой класс или школу — это неудачная мера, потому что на новом месте будет то же самое. Лучше научить ребёнка вести себя по-новому, чтобы он закалял характер и мог дать отпор.

На самом деле нет. Как мы уже выяснили, травля начинается там, где у ребёнка нет права выбора коллектива. Потенциальной жертвой может стать любой. И буллинг невозможен, если педагогический состав умеет пресекать травлю в самом начале.

То есть переход в другой коллектив (например, в школу, где углубленно изучают предметы, близкие ребёнку) или к другому учителю может исправить ситуацию.

Если не удаётся решить проблему, если учителя в школе закрывают глаза на травлю, если ребёнок боится идти в школу, то смените её.

А потом уже, на новом месте и с новыми силами, ходите к психологу и учите ребёнка моральной стойкости.

Источник: Лайфхакер
3. технологии
Телеграм
время чтения 1 мин.
Кроме широко распространенного в Казахстане мессенджера WhatsApp есть и другие. Сегодня мы бы хотели рассказать о мессенджере Telegram. Его преимущества заключаются в том, что качество его шифрования, как утверждают специалисты, очень высокое. Кроме этого именно в Telegram есть множество полезных и интересных каналов рассылок. В частности, на темы образования. Поэтому мы рекомендуем попробовать установить этот мессенджер и подписаться на интересные вам каналы.

Подборка каналов, связанных с обучением, здесь, по ссылке.
4. Источник информации
Сайт казахстанского профсоюза учителей - это не только организация, в которую вы можете обратиться в случае трудового конфликта. Здесь также есть можно задать свой вопрос или почитать чужие вопросы и ответы по темам:

Аттестация
Оплата труда
Рабочее время и отдых
Трудовой договор и прочее



Благодарим вас за внимание и надеемся, что наша подборка была для вас полезной. Следующую рассылку ждите через неделю.
Made on
Tilda